Четверг, 29.06.2017, 10:14Приветствую Вас Гость | RSS
Саморазвитие
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 15
Главная » 2009 » Ноябрь » 12 » Шокирующая правда о свином гриппе
Шокирующая правда о свином гриппе
14:13
"Существуют известные известные. Это — вещи, о которых мы знаем, что мы их знаем. Существуют известные неизвестные. Это — вещи, о которых мы знаем, что мы их не знаем. Но также еще существуют неизвестные неизвестные. Это — вещи, о которых мы не знаем, что мы их не знаем”.
Дональд Рамсфелд на пресс-конференции, посвященной катастрофической ситуации в оккупированном Афганистане, 12 февраля 2002 года

Британская Ассоциация борьбы за чистоту английского языка (Plain English Campaign) присудила министру обороны США за фразу, выведенную в эпиграфе, почетную премию "Нога во рту” (Foot In Mouth). Остерегаю, однако, соотечественников от поспешных аналогий с нашим хрестоматийным кремлевским кудесником афоризмов: аналогии эти иллюзорны. Не случайно за первой реакцией общественности на высказывание Дональда Рамсфелда — "смутился от вопроса журналиста, запутался, попытался улизнуть от прямого ответа, проявил высокомерие” — последовал серьезный лингвистический анализ, неожиданно выявивший в каламбуре про "неизвестные неизвестные” (unknown unknowns) глубокие коннотации с логикой Людвига Витгенштейна и параллели в академических исследованиях по военной науке1.

Пока Джордж "Дабья" Буш стращал человечество апокалипсисом птичьего гриппа, рядом был верный Дональд Рамсфелд, который мысленно подсчитывал прибыль от мажоритарного пакета в Gilead Sciences.Иначе и быть не могло: какой несуразицы ожидали журналисты от выпускника Принстонского университета, министра обороны при двух президентах, главы Администрации Белого дома, посла США в НАТО, летчика и дипломированного инструктора ВВС, видного члена практически всех без исключения институтов Нового Мирового Порядка (от Бильдербергского клуба до Богемной Рощи), мультимиллионера и блистательного бизнес-руководителя?

Поводом к изучению биографии Дональда Рамсфелда послужил очередной всплеск дорогой моему сердцу конспирологии: сценарий главной страшилки 2009 года расписали браво и уверенно — обнаружили на ровном месте свиной грипп, посовещались во Всемирной организации здравоохранения, постановили считать эпидемией, раздули истерию и тут же подсунули пилюлю-панацею, препарат Tamiflu — тот же самый, что эксклюзивно использовался для "лечения” птичьего гриппа в 2005 году.

И что с того? Как же, как же: ведь Tamiflu изготавливает и продает швейцарская фирма Hoffmann-La Roche, но патент на препарат принадлежит калифорнийской Gilead Sciences, в которой министр обороны в кабинете Джорджа Буша-младшего хозяйничал практически со дня основания в 1987 году! В 2005 году "Дабья”2, адекватно оценив цифры урона, нанесенного человечеству птичьим гриппом, — за девять лет "жуткой эпидемии” во всем мире умер 121 человек, застращал Конгресс мрачными пророчествами: не сегодня-завтра в одних только Соединенных Штатах скончаются в лучшем случае 200 тысяч человек, а при неудачном развитии событий — целых 2 миллиона. Спасение, тем не менее, есть — это Tamiflu, о котором в отчете одного провинциального Центра по контролю и предотвращению эпидемий (Center for Disease Control and Prevention) сказано, что он точно помогает!

Перепуганный Конгресс поспешно выделяет "Дабья” 7,1 млрд долларов на борьбу со смертельной угрозой "птичьего гриппа”, из которых 2 млрд идут прямиком на закупку 20 млн доз Tamiflu по 100 долларов за штуку! Продажи Hoffmann-La Roche молниеносно вырастают с 254 млн (в 2004-м) до миллиарда (в 2005-м), после того как истерические закупки США поддержали правительства Великобритании, Японии и Израиля.

Читатели помнят, что эпидемия птичьего гриппа канула в никуда так же неожиданно, как и появилась на свет — едва ли не на следующий день после удачного распила выделенных на борьбу средств. Все то время, что "Дабья” стращал человечество апокалипсическими перспективами, за его спиной находился Дональд Рамсфелд, который, скромно потупив очи, подсчитывал прибыль от мажоритарного пакета акций Gilead Sciences, находящихся в его распоряжении (по прикидке журналистов — на сумму от 5 до 25 млн долларов). Не удивительно, что стоило в 2009 году сценарию практически дословно повториться со "свиным гриппом”, как общественность, раздраженная дежавю, тут же припомнила Рамсфелда, тем более что и панацея оказалась знакомой — Tamiflu.

Рамсфелда сразу же обвинили во всех смертных биохимических грехах: и в том, что он якобы раскрутил вреднейший для здоровья аспартам в конце 70-х годов, и то, что выпустил из секретных лабораторий Пентагона "чуму ХХ века” СПИД, а заодно синтезировал птичий грипп, а теперь — еще и свиной. Именно это последнее обвинение, точь-в-точь повторяющее предыдущие, наполнило меня скепсисом и подвигло на более глубокое изучение биографии Дональда Рамсфелда.

Дело в том, что ситуация с рукотворными эпидемиями, лекарствами и политиками в 2009 году коренным образом отличается от той, что была в 2005-м. Когда население планеты спасали по первому кругу от птичьего гриппа посредством миллиардодолларовых закупок Tamiflu (сделанные тогда запасы поныне пылятся невостребованными на стратегических складах), Рамсфелд работал министром обороны, был правой рукой Буша и патроном-покровителем Gilead Sciences, а Hoffmann-La Roche эксклюзивно грузила мировые правительства волшебными пилюлями по заоблачным ценам.

В 2009-м все по-другому: Рамсфелд пишет мемуары, заседая в почетных фондах в статусе пенсионера, Gilead Sciences вяло и тщетно переругивается с Hoffmann-La Roche на предмет отзыва лицензии на эксклюзивное производство Tamiflu, а сами швейцарцы давно потеряли контроль над рынком: дженерики волшебного лекарства производят Вьетнам, Таиланд, Китай и Индия. Последний случай особенно показателен: фармацевтическая компания Cipla обвинила в индийском суде Hoffmann-La Roche в преступном укрывательстве от человечества противогриппозной панацеи и потребовала разрешения производить собственный дженерик вообще без всякой лицензии. В декабре 2008 года Cipla дело выиграла, а в мае 2009-го Всемирная организация здравоохранения официально признала, что ее дженерик "Antiflu” не уступает Tamiflu по эффективности, и включила индийский препарат в рекомендательный список.

Ну и где же во всей этой истории конспирология? Тем паче — в контексте Дональда Рамсфелда как отца всех современных биохимических надругательств? Да, подсобил родному предприятию, будучи министром обороны. Случалось такое и ранее. Даже так: подсоблял при малейшей оказии всегда, когда только мог. Так ведь это ж естественно! Взгляните на то, что вытворял в Ираке Дик Чейни со своим Halliburton’ом, не говоря уж о Goldman Sachs, щупальца которого, кажется, торчат из каждого правительства Западной Европы (об Америке вообще речи нет — там у "Сакса” все схвачено сверху донизу). Так что подобными подвигами сегодня никого не удивишь.

Между тем фигура Дональда Рамсфелда — не проходная во всех отношениях. Скажу больше: трудно назвать второго деятеля современной истории, который добился бы столь уникальных результатов одновременно в политике, идеологии и бизнесе. Дональд Рамсфелд, оставаясь всю жизнь на вторых ролях в тени харизматичных своих товарищей, достигал результатов, которые харизматичным товарищам даже не снились. Постараюсь продемонстрировать свою гипотезу на биографическом материале.

* * *

Когда в мире стала раздуваться истерия по поводу свиного гриппа, а панацея оказалась до боли знакомой (препарат Tamiflu), общественность обвинила Рамсфелда во всех "биохимических" грехах.Жизнь Дональда Рамсфелда начиналась без гандикапов. Никаких тебе родовых замков, никаких жизнеутверждающих связей, и главное — никакой генетической форы. Последнее обстоятельство больше всего опечалило конспирологов примитивного толка: покопавшись в генеалогии и узнав, что Рамсфелд, вопреки многообещающей фамилии, не иудей, сторонники "мата в два хода”3 опустили руки. Мучительно узнавать, что вот так, прямо с улицы, человек становится членом попечительского совета Института Гувера, членом правления Freedom House, членом правления корпорации RAND, председателем Комитета за свободный мир, соучредителем Проекта за новый век Америки и членом Богемского клуба.

Бог с ними, со звездными политическими должностями: в конце концов, политики на всеобщем обозрении, как правило, — марионетки. Однако каждая из перечисленных выше организаций — это святилище подлинной мировой власти, неприметная кузница магистральных векторных решений, по которым развивается вся политика последних 50 лет. Факт все же остается фактом: Дональд Рамсфелд засвидетельствовал свое присутствие во всех святилищах и кузницах благодаря неким важным обстоятельствам.

Что за обстоятельства? Пойдем по порядку. Отец — Джордж Рамсфелд, скромный агент по продаже недвижимости, мать — Джанетт Хастер, домохозяйка. Прадедушка перебрался в Соединенные Штаты в 1876 году из немецкой деревушки близ Бремена. Две великие добродетели наполняли дом, в котором появился на свет Дон: яростное трудолюбие и религиозное благообразие вплоть до самопожертвования.

Спросите меня, что придало главный жизненный импульс Дону Рамсфелду, и я без колебаний отвечу: пресвитерианская церковь! Именно эта кузница кальвинистских добродетелей служит последние сто лет главным источником пополнения неисчерпаемых резервов атлантистской пассионарности. Если оставить за кадром общее для протестантизма представление о божественном предопределении и спасении через веру, энергетический стержень пресвитерианства явно просматривается в таком элементе доктрины, как групповое действие.

Попадая в богоизбранный круг через крещение, которому в пресвитерианстве придается особое символическое значение, член паствы обретает пожизненную круговую поруку, выражающуюся в деятельной взаимовыручке и поддержке. Групповой дух пресвитерианства усиливается и жесткой структуризацией паствы по линии: церковный приход — конгрегация — пресвитерия. Короче, перед нами идеальная церковь для свершения великих мирских дел.

Пресвитерианский приоритет группового действия с детства определял формы самовыражения Дона Рамсфелда: юноша никогда не замыкался в себе, не мучился индивидуализмом, не противопоставлял себя общественному мнению, а напротив — стремился постоянно быть в коллективе и завоевывать авторитет популярными методами, например, спортивными достижениями и успехами по "комсомольской” линии. В 18 лет Дона удостоили Знака отличия Орла-скаута, присуждаемого Всеамериканской ассоциацией скаутов. В девятнадцать Рамсфелд уже вожатый в одном из пионерлагерей родного Иллинойса, еще через год — рейнджер4 во всесоюзном лагере в штате Нью-Мексико.

Спортсмена и общественника Дона Рамсфелда заприметила Служба вневойсковой подготовки офицеров резерва ВМС США: стипендия этой почтенной организации позволила перспективному юноше поступить в Принстонский университет, в котором он возглавил одновременно команды по борьбе и футболу. В свободное от спорта время Дон Рамсфелд изучал "гуманитарные науки”5.

В Принстоне Рамсфелд открыл для себя второе — после пресвитерианского группового действия — обстоятельство жизненного успеха: студенческое общежитие! Соседом Дона по комнате оказался Франк Карлуччи — будущий министр обороны в кабинетах Рейгана и Буша-старшего. Когда долгожданный час Х пробил в судьбе Дона Рамсфелда, букет недокументированных связей, полученных в общежитии Принстонского университета, стал идеальным трамплином для старта в большой политике.

После окончания Принстона Рамсфелд честно вернул долг родным ВМС: отслужил три года на флоте в авиационном подразделении. В 1957 году "фактор общежития” выдержал тестовое включение: Дон отправляется в Вашингтон, где три года стажируется на подхвате в аппарате конгрессмена от родного штата (Иллинойс).

В 1960 году Рамсфелд внешне неожиданно, а по сути — вполне программно — переключается на бизнес и проходит двухлетнюю подготовку в инвестиционном банке A.G. Becker.

Через два года все готово к началу Большого Отчета: Дон баллотируется на должность конгрессмена от местечка в пригороде Чикаго по линии республиканской партии и выигрывает. В 1962 году он возвращается в Вашингтон — на сей раз уже в статусе полноправного фигуранта Великой Шахматной Доски. Близкий кореш, конгрессмен Роберт Элсворт, с ходу выделяет фантастическую бронебойность молодого Рамсфелда: "Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — перед тобой чемпион по спортивной борьбе. Это проявлялось во всем: в его походке, в том, как он занимался политикой. Очень агрессивно, очень умело, очень жестко”.

Жестко — не то слово: первым же демаршем Рамсфелда на Капитолийском холме стала организация переворота, направленного на смещение престарелого лидера республиканского меньшинства в Конгрессе Чарльза Халлека. Революция под лозунгом "Дорогу молодым в политике!” увенчалась триумфом, и в кресло Халлека сел конгрессмен от Мичигана Джеральд Форд, который сразу же сделал Рамсфелда своим главным советником.

С этого момента все последующие события политической карьеры Дональда Рамсфелда развивались по инерции, заданной описанным выше первоначальным импульсом. Разумеется, максимальную выгоду Рамсфелд получал в периоды, когда у власти находились его прямые патроны (вроде Форда и, много позже, Буша-младшего). Но и политики-республиканцы из отдаленных лагерей постоянно испытывали потребность в незаменимом кадре, который всем своим видом и поведением демонстрировал ключевое качество — бронебойной машины по продвижению интересов!

Обратите внимание: неважно, каких интересов — предпринимательских, политических, социальных, семейно-личных, групповых или кастовых. За что бы ни брался Дональд Рамсфелд своей бульдожьей хваткой, он всегда доводил поставленную задачу до победного конца. Обычно результат достигался тонким маневром, лавированием, умением идти на компромисс и сочетать кнут с пряником. Однако по требованию момента Рамсфелд с легкостью демонстрировал несгибаемую решительность и жесткость. "Безжалостный маленький негодяй — можете в этом не сомневаться!” — восхищенная и исполненная пиетета характеристика Рамсфелда, данная ему в 1971 году президентом Никсоном.

Президент Джордж Буш мрачно пророчил, что от птичьего гриппа в США скончается два миллиона американцев. За девять лет "жуткой эпидемии" во всем мире умер 121 человек.В 1969 году после четырех переизбраний в Конгресс Дональд Рамсфелд получает должность руководителя Департамента экономических возможностей (аналог министерства по борьбе с бедностью населения) в кабинете Ричарда Никсона. Именно в этот период Рамсфелд принимает на работу скромного и неприметного стажера Дика Чейни, который со временем становится самым преданным его соратником.

В 1972 году по удачному стечению обстоятельств Рамсфелд покидает Белый Дом, получив от Никсона новое назначение — должность посла в НАТО. Удачному, поскольку через пару месяцев разразился Уотергейтский скандал, не затронувший Рамсфелда даже географически!

Пришедший на смену Никсону Джеральд Форд тут же выписал старого кореша обратно из Европы и придал его карьере новый импульс, назначив министром обороны (самым, между прочим, молодым в истории Америки).

В 1977 году Форд проигрывает выборы Джимми Картеру, и Рамсфелд впервые за последние двадцать лет оказывается вне контекста большой политики. К счастью, к этому времени он находится на такой высокой орбите, что никакие гравитационные неприятности по жизни ему уже не грозят: Рамсфелд быстро соглашается на предложение своего старого приятеля Дэна Сирла и становится генеральным директором его компании — G.D. Searle & Co.

Годом ранее Дональд Рамсфелд яростно боролся с "большевистской угрозой”, блокируя все попытки Генри Киссинджера утвердить в Конгрессе соглашение ОСВ-2. Теперь с такой же всесокрушающей энергией новоиспеченный директор фармакологической компании стал заниматься проталкиванием противозачаточных таблеток (специализация G.D. Searle & Co). Таблетки Рамсфелд проталкивал методично, уверенно и умело, задействовав все наработанные годами, проведенными в политике, связи и рычаги влияния. Пожалуй, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов никогда в истории не регистрировало препараты с такой прытью, как это получалось у фармакологических компаний, которые возглавлял Дональд Рамсфелд!

Результат усилий не заставил себя ждать: когда в 1977 году Рамсфелд пришел в G.D. Searle & Co., компания демонстрировала 28 млн долларов убытков. Четыре года спустя, когда Рамсфелд уходил из бизнеса и возвращался в большую политику, его подопечный бизнес рапортовал о 120 млн чистой прибыли. Разумеется, выходное пособие Рамсфелда было на высоте.

На этом, собственно, биографическую справку можно смело прервать: все последующие события в жизни Рамсфелда развивались по утвержденному паттерну — уход из политики в бизнес, возвращение в политику, опять уход, опять возвращение. В 1980-е наш герой в должности личного посланника президента Рональда Рейгана на Ближнем Востоке крепко дружил с Саддамом Хусейном, затем баллотировался (неудачно) на пост президента. В 1990-е снова вернулся в бизнес: возглавлял General Instruments Corporation (1990–1993) и уже знакомую читателям Gilead Sciences (1997–2001).

Очередной виток карьерной спирали — и кресло генерального директора сменяется троном министра обороны. Именно в кабинете "Дабьи” Дональду Рамсфелду удалось обрести вожделенную гармонию: совместить одновременно бизнес и политику! С блеском проведенная операция "Птичий грипп” — вершина творческого симбиоза в биографии.

Какой же вывод мы можем сделать из всего сказанного? Очень простой: Дональд Рамсфелд — никакой не "мистер Грипп”, не отец современного биохимического оружия и даже не Антихрист. Наш герой — идеальное воплощение концепции Высшей Целесообразности, которая определяет практически все пассионарные импульсы, расходящиеся по миру из-за океана.

В концепции Высшей Целесообразности, корни которой легко угадываются в протестантской этике, по определению нет места для злых умыслов (конспирологического толка) и сильных эмоций (любви и ненависти). Единственный вектор этой концепции — достижение выгоды. Выгоды универсальной, без всякой привязки к деталям.

А потому нет никакой разницы, чем занимается Дональд Рамсфелд: продает противозачаточные пилюли и таблетки от гриппа или уговаривает Саддама Хусейна травить иранские войска ипритом. Главное — универсальные групповые интересы: страны, пресвитерии, касты и семьи! В беззаветном служении обозначенным групповым интересам и кроется разгадка феномена Дональда Рамсфелда.
1 Впервые термин unknown unknowns использовался в монографии генерал-лейтенанта Реймонда Ферлонга "Clausewitz and Modern War Gaming”, опубликованной в 1984 году.

2 Полагаю, читатели не забыли культового прозвища самого оригинального президента Америки — Dubja, основанное на том, как он сам произносит свое среднее имя — W. (George W. Bush): "дабья” вместо грамотного "дабл ю”.

3 "Ротшильд-Варбург? Ну, тогда все понятно!”

4 Если по аналогии, то что-то вроде дружинника, прочесывающего улицы в поисках шпаны.

5 Учебная программа по Liberal Arts включает в себя такие дисциплины, как английская литература, философия, история и политические науки.
Статья из бизнес блога

Просмотров: 845 | Добавил: razvitie | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Календарь новостей
«  Ноябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0